• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: литература японии (список заголовков)
17:51 

Легенды о храме Додзёдзи и пьеса Син мусумэ до дзёдзи 新娘道成寺



Однажды красивый монах Андзин, посетивший святилище, влюбился в прекрасную девушку по имени Киёхимэ, но ему удалось подавить овладевшую им страсть, и последующих встреч он старался избегать. Киё пришла в ярость от этого и в гневе преследовала его. Она нагнала Андзина на берегу реки Хидака, где монах просил лодочника помочь ему переправиться через реку, но сказал, что бы тот не пускал в лодку Киёхимэ. Когда Киё поняла, что Андзин уходит, она бросилась в воду и поплыла за лодкой. Пока она плыла сквозь буйное течение, в гневе она перевоплотилась в дракона. Когда Адзин увидел Киёхимэ, преследующую его в облике огромного дракона, он побежал к храму Додзёдзи (яп. 道成寺 до:дзё:дзи). Он попросил у жрецов укрытия, и те спрятали его под колоколом храма. Но дракон унюхал его внутри колокола и принялся кружить вокруг. Киёхимэ несколько раз громко ударила хвостом в колокол, а затем окатила его пламенем, расплавив его и погубив Андзина.

источник: ВикипедиЯ
__________________

Эта легенда легла в основу одной из лучших пьес театра Кабуки.

Син мусумэ до дзёдзи 新娘道成寺


в звуке колокола печаль неисчеслима
с наступлением ночи бьющий колокол говорит о непостоянстве всего сущего
предрасветного колокола удары - "всё живущее погибнет" возвещают
утром же голос\колокола\ говорит о прекращений рождений и смертей
и о восхождении в блаженство нирваны

и слышащий этот звук разве не может не содрогнуться?
и я, развеяв тучи пяти препятствий абсолютной истины,
луну пробудившись созерцаю..
не выскажешь не расскажешь..
моё сердце смятённое как спутанные волосы -
пускай горька измена
увы, все мужчины ветрены и развратны..
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
сакура сакура
напевая
так сказать
делящие рукава


--------------------------------------
Репетиция


---------------------------------------

Раскаленный колокол
Японская сказка

Давно, давно жил в стране Кии один богач. Пришел к нему как-то раз молодой монашек по имени Антин и говорит:

– Здравствуйте, господин. Все это время не забывал я ваших прошлых благодеяний.

– О, смотрите пожалуйста, каким ты стал молодцом! Дочка моя, Киё-химэ, обрадуется. Где ты теперь живешь? – ласково спросил богач.

– Ныне живу я в храме Мангандзи, неподалеку от города Сиракава.

Позвал богач свою дочку Киё-химэ. Радостно приветствовала она юного Антина, ведь они часто играли вместе в дни своего детства.

Когда настала поздняя ночь, она вызвала Антина из дому:

– Антин-сама, это я, Киё-химэ! Выйди ко мне в сад на минутку...

Ночь была ясная. На небе светила полная луна.

– Вспомни, милый, вспомни, как еще малыми детьми дали мы обет верности друг другу. Я никогда его не забывала. Возьми меня с собой...– стала просить Киё-химэ.

– Нет, и не проси, невозможно это. Там, в дальнем краю, ждет меня моя любимая,– ответил Антин.

При этих словах горько заплакала девушка. Но не могла она так легко отказаться от своей любви. Видит Антин, что девушка заупрямилась, и говорит:

– Подожди, мне надо отлучиться, я возьму тебя с собой на обратном пути.

На другой день Антин ушел в дальний путь, точно сердце его почувствовало недоброе. Он и не думал воротиться.

А Киё-химэ, ничего про это не зная, день за днем ждала Антина. Однажды спросила она у прохожего монаха, не знает ли он, где сейчас Антин.

– Я повстречал его недалеко от столицы,– отвечал монах.

Киё-химэ сразу пустилась в погоню.

Вот пришла девушка к широкой реке, но сколько она ни просила, ни молила, паромщик отказался ее переправить. Так велел паромщику Антин.

– Вернись к себе домой,– сказал паромщик,– не нужна ты своему любимому, есть у него другая.

Не вынесла обиды Киё-химэ и бросилась в воду. А на дне реки превратилась она в страшную змею. Погналась она вслед за юношей. Увидел ее Антин и обомлел от ужаса. Кинулся он искать спасения в храме Додзёдзи, и спрятали его монахи под большим колоколом. Притаился там Антин, чуть дышит.

Вползла огромная змея во двор храма и уставилась сверкающими глазами на колокол. Потом обвилась вокруг него кольцами и несколько раз ударила по нему хвостом. Жалобно загудел колокол, а у змеи из глаз кровавые слезы потекли.

Наконец змея уползла. Смотрят, а колокол раскалился докрасна. Подняли его монахи с земли, когда он остыл, смотрят, а под ним лежала только горстка пепла,– все, что осталось от молодого монаха.
shakuhachi-ru.com/forum/showthread.php?t=50&pag...

@темы: Ансамблевая музыка санкёку, Япония, Литература Японии

23:35 

Японская сказка "ЛУННАЯ ПРИНЦЕССА"



かぐや姫(竹取物語)

昔々、あるところにおじいさんとおばあさんが住んでいました。おじいさんは竹を切ってかごやざるを作って暮らしていました。
ある日のことです。いつものように竹林に行くと、光っている竹が一本ありました。切ってみると何と女の赤ん坊が入っていました。おじいさんとおばあさんには子供がなかったので「かぐや姫」と名づけて育てることにしました。それからというもの竹を切りに行く度に、おじいさんは竹の中にお金を見つけお金持ちになりました。
赤ん坊はすくすくと育ち、とても美しい娘になりました。そのうつくしさを耳にして至る所から結婚を申し込みにたくさんの若者がやって来ました。しかし、かぐや姫は興味を示しませんでした。いつも物思いにふけり空を見上げていました。おじいさんは若者の求婚を無視することもできなかったので、不思議な宝物を持ってきた者にかぐや姫をやることにしました。
数人の若者が宝物をもってきましたが、かぐや姫はすぐに偽物と見破ってしまいました。 そして月を見るたびに悲しそうな顔をしていました。
「どうしてそんなに悲しそうな顔をしているのですか。」とおじいさん。
「私は大丈夫です。実は私は月で生まれ、11月15日の夜、月に帰らなければなりません。お迎えがまいります。」
「そんな馬鹿な。」とおじいさんは戸惑い怒りました。
明日がその日です。おじいさんは沢山の武士をやとってかぐや姫を守ろうとしました。おじいさんはかぐや姫を手離したくはありませんでした。
その夜、月が山の上に現れると、金色の光が光りました。武士たちは一斉に光めがけて矢を放ちました。しかし、光があたると武士たちは力を失い、眠りに落ちてしまいました。
天使が明かりの中から現われ、家の上に降りてきました。かぐや姫の手をとると空高く上がっていきました。どうすることもできません。
おじいさんとおばあさんはただ見ているだけでした。

серию японских сказок на YouTube нужно искать по словам "まんが日本昔ばなし"

Лунная принцесса.
автор Tomoji Noda
Владимир Ищенко (перевод)

Давным давно в Японии жил да был один дровосек. Каждый день ходил он в бамбуковую рощу , рубил бамбук и продавал его на рынке.
Однажды в самой гуще бамбуковой рощи он заметил небывалый яркий свет.
Приблизившись дровосек с удивлением заметил, что золотистое свечение исходит от бамбукового ствола.
Каково же было изумлене дровосека, когда он увидел внутри бамбукового ствола восхитительную, крошечную девочку.
У старика и его жены не было детей и он решил взять девочку в свой дом. Супруги возблагодарили небо за счастье, посланное им на старости лет. Они назвали девочку Кагуя Химе и растили ее любовью и заботой.
С той поры всякий раз, когда дровосек приходил в рощу - в стволе бамбука, в котором он когда-то нашел девочку, теперь он находил золотые монеты.
Ко всеобщему удивлению всег лишь за три месяца Кагуя Химе превратились в красивую девушку. Ее красота скоро стала известна во всей стране.
Множество женихов самого знатного рода предлагали ей руку и сердце. Всем женихам Кагуя Химе ответила отказом. Пятеро молодых дворян добивались ее согласия и Кагуя Химе пообещала что выйдет за того, кто первым принесет из неведомой страны небывалый подарок, котророго нет ни на земле, ни под землей, ни в воде, ни в небе. Влюбленные юноши пали духом и отказались от этой затеи.
Даже сам великий Император прослышал о красоте Кагуя Химе. Он прислал сватов в дом старого дровосека, но гордая красавица отказала и ему. Когда Император попробовал силой привести Кагуя Химе во дворец, она исчезла прямо перед его очами.
Три года прошли и Кагуя Химе стала еще красивее. Той весной странная меланхолия овладевала девушкой светыми лунными ночами. Она смотрела не отрываясь на Луну и слезы катились по ее щекам.
Старый дровосек, видя тоску и слезы на любимом лице дочери спросил: "Что с тобою, Кагуя Химе?".
Пристально глядя в ночное небо она ответила: "Я - дочь лунного короля, который послал меня в этот земной мир. Теперь мой король зовет меня на Луну... Там, на Луне я буду тосковать без вас. Ведя я люблю вас очень-очень..."
Велико было горе старика. Он не представлял, как будет жить без любимой дочери. В смятении он пришел к Императору и рассказал ему все. Император отрядил свою личную охрану к дому старика. В ночь полнолуния стражи окружили дом, чтобы не могла уйти Кагуя Химе.
Внезапно, ночное небо осветилось ровным нежным светом. На прозрачном облаке к земле спустились посланцы Луны. Свет исходил от их лунных одежд. И от этого света окаменела императорская стража и затихло все вокруг. Посланцы Луны одели Кагуя Химе в лунные одежды и посадили лунную принцессу в паланкин.
И Кагуя Химе удалилась к Луне, оставляя все, что любила и всех кого любила.

@темы: Литература Японии

19:11 

Японская легенда

ФЛЕЙТА
Есть старая японская легенда. Однажды, остановившись, чтобы напиться воды из горного ручья, человек услышал флейту. Невидимый музыкант играл с удивительным мастерством. В одном звуке он умел соединить печаль и радость, ярость и нежность: грохот водопада и журчание родника; осенний ветер, срывающий листья клена и его весеннего брата, играющего с цветами сакуры. Человеку захотелось увидеть этого чудесного мастера, подойти поближе, устроиться поудобнее, чтобы полнее насладиться мелодией.
Так человек пошел на звук флейты. Он шел час, другой, солнце склонилось к закату, а музыканта все не было видно. На ночь человек расположился у корней громадной сосны. Флейта звучала тихо, но не отдалялась. На другое утро человек продолжил свои поиски. Он шел по лесам и горам, по топким тропинкам в рисовых полях, переплывал реки. Всех встречных расспрашивал он о флейтисте, но никто ничем не смог ему помочь; некоторые даже принимали его за сумасшедшего. Дорога привела человека в большой город, и там, в шуме и криках он потерял звук флейты. Тщетно метался человек по узким кривым улочкам. Понемногу он успокоился. Нанялся работать, женился, построил дом, обзавелся детьми.
Много лет спустя, похоронив жену и выдав замуж младшую дочь, человек задумал побывать в своей родной деревне. Напрасно дети и внуки отговаривали его.
День был жаркий, дорога пыльная, человеку захотелось пить, и приметив лес на склоне горы, показавшейся на удивление знакомой, человек решил поискать там воду. Остановившись у горного ручья, он вдруг опять услышал флейту. Грустно улыбнулся человек: он слишком стар и слаб, чтобы как в юности броситься на поиски. Он лег на траву, положил под голову дорожный мешок и закрыл глаза.
А флейта все пела. И звучала она так ясно и чисто, словно музыкант стоял за соседним деревом.

@темы: Литература Японии

02:22 

Моно-но аварэ в повести о Гэндзи



«Повесть о Гэндзи» («Гэндзи-моногатари»), памяник японской и мировой литературы, создана на рубеже X-XI веков, в эпоху Хэйан, отличавшуюся бурным становлением и развитием японской культуры. Автором романа называют придворную даму императрицы Сёси (годы правления 986-1011), вошедшую в историю под именем Мурасаки Сикибу. При дворе императрицы Сёси роман «Гэндзи-моногатари» пользовался огромным успехом. Его переписывали, поскольку каждая семья хотела иметь свой собственный экземпляр.

В романе - пятьдесят четыре главы, более четырехсот персонажей, тридцать из которых можно считать главными, действие же охватывает отрезок в семьдесят лет.

Этот эпический роман описывает славу императорского двора через любовные приключения красивого принца Хикару Гэндзи, второго сына императора, который лишился законной претензии на трон для служения в качестве вассала. Необыкновенно красивый и наделенный всеми возможными достоинствами, мальчик с самого рождения стал всеобщим любимцем. В двенадцать лет он был объявлен совершеннолетним и получил в жены дочь первого канцлера. Но Гэндзи не оказался верным супругом. Начинается бесконечная череда его любовных похождений, а жизнь наполняется весельем и блеском. Однако идут годы. Брошенные им возлюбленные либо умирают, либо уходят в монастырь. Жизнь Гэндзи приближается к закату. Но тут в его сердце снова вспыхивает страсть - к юной Сан-но Мая. Увы, судьба делает роковой виток, и оказывается, что принцесса неверна ему, а отец ее сына - не Гэндзи, а молодой придворный. Пришло время платить за содеянное: ведь когда-то, еще будучи совсем молодым, Гэндзи соблазнил наложницу своего отца, и рожденный ею сын, вступивший впоследствии на трон, был сыном Гэндзи, а не отца-императора, как полагал тот...

Писательница сама говорит о характере моногатари: "Это запись того, что произошло в мире от века богов до наших дней. Моногатари показывают жизнь со всех сторон, во всех подробностях. Однако это не значит описывать всё как есть на самом деле. Моногатари появляются тогда, когда, насмотревшись и наслушавшись плохого и хорошего о делах человеческих, не могут дольше хранить это в своём сердце. Тогда и рождается желание поведать об этом потомкам. Естественно, о хорошем в моногатари рассказывают как о хорошем, но и плохое поражает автора не меньше, и он начинает рассказывать о плохом, ибо и плохое и хорошее - всё это дела нашего, а не другого мира. Конечно, в Китае пишут иначе, и в нашей стране ныне пишут не так, как писали раньше. Пишут о серьёзных вещах и о несерьёзных, и это даёт кое-кому основание называть моногатари пустой выдумкой. И в словах Будды есть неистинные слова, что даёт повод недалёким людям сомневаться в его учении. Цель истинных и неистинных слов - одна. Разница между истиной и не истиной в учении Будды такова же, как между добром и злом в моногатари. Ничто в учении Будды не лишено смысла, и нет ничего ненужного в моногатари". Каждому уровню бытия соответствовала своя истина, но главное для писательницы - выявить скрытую суть вещей, которая в её времена понималась как моно-но аварэ - "очарование вещей" (не случайно это слово встречается в "Гэндзи" более тысячи раз). Красиво значит истинно. Мурасаки не столько интересовала правда факта, сколько та скрытая пружина человеческих поступков, которую называли моно-но аварэ. Одним из первых раскрыл суть этой категории японский учёный Мотоори Норинага (1730-1801). Ключевым понятием в эстетической теории Мотоори было моно-но аварэ. Слово аварэ встречается в "Манъёсю"; оно передаёт изумление или страх. Когда говорят о постижении моно-но аварэ, то подразумевают возглас изумления, который срывается из уст, когда дух взволнован сознанием того, что увиденное, услышанное или осязаемое есть аварэ. Даже в обыденной жизни японцы, говорят аа или харэ. Когда, например, их приводит в восторг созерцание луны или цветов сакуры, они непременно скажут: "Аа! Какие чудесные цветы!" или: "Харэ! Какая дивная луна!" Значит, аварэ - это сочетание двух возгласов, аа и харэ. Во времена Манъёсю аварэ обозначало лишь чувство восторга, взволнованности, оно пока не выражало идею прекрасного. В период Хэйан аварэ стали понимать как гармонию мира. Это восхищение гармонией и породило эстетическое сознание. "Моно" - вещь в самом широком смысле, все явления этого мира, способны вызвать восторг с оттенком беспричинной грусти. Облако, одинокое дерево, птица, горный пейзаж, человек или цветок - всё может открыть глаза души. "Очарование вещей" и есть состояние подвижной гармонии (ва) между чем-то внешним, что притянуло взор, и внутренним - проснувшейся душой. "Когда сгущаются сумерки, и ветер наводит грусть, а пение цикад в саду, плач оленя, шум водопада так явственно слышны - как это чарует (аварэ). Вид предрассветного неба, когда луна вот-вот скроется за гребнями гор, рождает чувство очарования вещей" ("Гэндзи", глава "Югири").

Наиболее точно суть эстетического идеала "Гэндзи" раскрыл Мотоори Норинага, который говорил, что если человек способен ощущать моно-но аварэ, способен чувствовать и откликаться на чувства других людей, значит, он хороший человек. Если нет - значит, плохой. Так решался в моногатари вопрос о том, что хорошо, а что плохо в делах и помыслах людей.

Моногатари преследует одну цель - выявить глубоко заложенное в человеческих отношениях очарование вещей. Человека, который хочет вырастить лотос, не смущает грязная вода болота. В моногатари речь идёт о безнравственной любви, ею не любуются, как не любуются грязным болотом… Она лишь почва, на которой расцветают цветы моно-но аварэ. Внимание привлечено к самому цветку - очарованию вещей, к глубине человеческих чувств, которые и делают героя в своей основе хорошим человеком. О том, что красивый человек не может быть плохим, говорит Ясунари Кавабата:"Когда любуешься красотой снега, когда любуешься красотой луны - словом, когда бываешь потрясён красотой четырёх времён года, испытываешь благодать от встречи с красотой, тогда особенно тоскуешь о друге: хочется разделить с ним радость. Переживание красоты пробуждает острое чувство сострадания и любви к людям, и тогда слово "друг" звучит как слово "человек". Красота очеловечивает людей, делает их братьями, а мир - гармонией. В высшем смысле красота означает правильное ко всему отношение, соответствие мировой гармонии. И потому в "Гэндзи" культ любви, наслаждения (ирогономи) не вступает в противоречие с "путем спасения" (кюдо).

Законы композиции в моногатари обусловлены традиционным представлением о принципе всеобщей связи. Отдельные куски произведения (даны) существуют как бы сами по себе. Это дало повод говорить о фрагментарном стиле классической японской прозы. По признанию писательницы она записывала всякого рода удивительные вещи без всякой между ними связи и последовательности. Стихи и проза, картины и текст в моногатари существуют как бы самостоятельно, и вместе с тем составляют целое. Хэйанские писательницы воспринимали мир в виде развёрнутого свитка. Когда писатель изображал чью-нибудь жизнь, он прибегал к методу живописи на свитках, не только потому, что повести с картинами были очень популярны в те времена, а потому, что таковым был его метод мышления. "Гэндзи" не составляет исключения. По своей структуре - это собрание многочисленных эпизодов, с красочными описаниями, яркими образами, мгновенными зарисовками. В нём отсутствует сюжет в современном понимании. Это, конечно, не значит, что между судьбами героев и событиями нет связи. Она осуществлялась тем образом, который был продиктован традиционным типом мышления: по принципу эха, резонанса, отклика одного на другое. В эпоху Хэйан была заложена традиция японской красоты, которая в течение восьми веков влияла на последующую литературу, определяя её характер. "Гэндзи-моногатари" - вершина японской прозы всех времён. С тех пор как появилось "Гэндзи", японская литература всё время тяготела к нему. Все виды искусства, начиная от прикладного и заканчивая искусством планировки садов, находили в "Гэндзи" источник красоты. Время "Гэндзи-моногатари" - время высшего расцвета хэйанской культуры. От вершины она клонилась к закату. В ней сквозила печаль, которая предвещала конец славы.

Со временем акцент в аварэ переместился с восторженности на задумчивость. Радость переживания мира, непосредственность сменилась чувством загадочности, непостижимости бытия. В искусстве превыше всего начинают ценить красоту таинственного, глубоко скрытого, красоту югэн.

Во время написания «Повести о Гэндзи» моногатари представляли собой сплетение трёх жанров: живописи, поэзии и прозы. Свиток моногатари состоял из рисунков и пояснений к ним. Читатели разворачивали свиток по горизонтали и рассматривали картинки, одновременно читая пояснения.

В начале XXI века, Хироаки Мияяма предлагает свою интерпретацию «Гэндзи Моногатари» - в виде серии цветных офортов. Их 54, по числу глав в романе, выполнены они филигранно, каждый офорт печатался с 7-8 досок, а фоном служили сусальное золото или серебро.

55-я работа не связана с конкретной главой. Она является своеобразным гимном красоте, как, впрочем, и вся серия работ Мияямы.

Говорят, из всех японских сокровищ «Гэндзи - моногатари» - самое бесценное. В 2007 году «Повести о Гэндзи», которая считается первым в мире психологическим романом, исполннилось тысяча лет. Юбилейные торжества начались в конце ноября 2007 года в Киото и продлятся до 1 ноября 2008 года. Праздничные мероприятия и выставки пройдут не только в Японии, но и во многих странах мира.





Жанр: фэнтези, драма
Режиссер: Хорикава Тонко / Horikawa Tonko
В ролях: Ёсинага Саюри, Амами Юки

Красивый костюмный фильм, в котором история придворной дамы Мурасаки Сикибу, автора романа о принце Гэндзи, переплетена с историей ее героя.
«Гэндзи-моногатари» («Повесть о принце Гэндзи»), написанное Мурасаки Сикибу в 1001 г. часто называют первым японским романом. Это произведение охватывает целую эпоху — 75 лет — и включает около 300 действующих лиц. В нём рассказывается о судьбе блистательного принца Гэндзи, побочного сына императора. Основная сюжетная линия заключается в описании бесконечных любовных приключений принца.

tkana.zhuka.ru/heya/gand/
www.amic.ru/news/89530/&dd=18&mm=07&yy=2008

shakuhachi-ru.com/forum/index.php

@темы: Литература Японии, Литература

юми

главная